Новости

Правительство РФ обсудило подготовленный ФАС ежегодный доклад о состоянии конкуренции в стране

Премьер-министр РФ Дмитрий Медведев в четверг провел очередное заседание Правительства РФ. Первый вопрос повестки – о состоянии конкуренции в Российской Федерации.

Фрагмент стенограммы:

[…]

И.Артемьев: Позвольте в соответствии с законом «О защите конкуренции в Российской Федерации» представить 13-й ежегодный доклад Федеральной антимонопольной службы о состоянии конкуренции в стране.

[…]

Как идёт исполнение «дорожных карт», утверждённых Правительством? Средний уровень исполнения отражает отношение прежде всего отраслевых ведомств к конкуренции в принципе, на мой взгляд. Исполнение по срокам, которые были установлены решением Правительства, составило 41,5%, в некоторых случаях ещё ниже. Высокая степень исполнения у Минфина, Минэнерго, Минтруда, более слабое исполнение – у Минздрава, Минстроя, Минсельхоза.

Я понимаю, что это могут быть разного калибра мероприятия и задачи, которые годами не решались, но тем не менее, Дмитрий Анатольевич, очень хотелось бы в сегодняшнем проекте решения отметить необходимость исполнения и, в общем, конечно, помощи нам с контролем за исполнением этих планов. Эти планы выстраданы, выверены, они десятилетиями готовились, и поэтому, конечно, их неисполнение тормозит развитие конкуренции, всей нашей экономики и её эффективность.

По регионам. Мы облетели все наши регионы дважды, я и мои заместители, все абсолютно губернаторы вместе с нами не просто провели совещания… 100% субъектов утвердили ключевые показатели конкуренции, они могли из 43 показателей выбрать 33, которые им подходят. Они внесли изменения в соответствующие положения об органах исполнительной власти, они приняли соответствующие акты о предупреждении нарушения антимонопольного законодательства в системе самой власти в регионах.

В итоге на 14% снизилось нарушение самими органами власти как на федеральном, так и на региональном уровне закона о конкуренции и сопутствующих ему законов – закона о госзакупках и других. В целом за последние три-четыре года это снижение составило более 40%. Напомню, что Президент утвердил нам показатель снизить в полтора раза к 2020 году. Мы близки к этой цифре. Мы близки и к цифре, которая говорит о том, сколько в госзакупках должны получать малые предприниматели по 44-му закону. Целевой показатель был определён Президентом в 31%, сейчас уже 29,7. А вот по 223-му закону, где целевой показатель 18%, всего 12% – сегодня наши компании не очень охотно работают с малым бизнесом, можем сделать такой вывод.

У нас не очень благополучно обстоят дела с законодательными актами, которые принимаются в рамках национального плана. Дмитрий Анатольевич, я ещё раз хочу сказать Вам огромное спасибо и Президенту России за то, что закон об ограничении использования такой организационной формы, как унитарные предприятия, безусловно, будет принят в эту сессию парламента, но для этого потребовались титанические усилия.

Все остальные законы (их семь), ключевые законы – пятый цифровой антимонопольный пакет, закон об основах регулирования тарифов, реформирования и правового регулирования естественных монополий – не приняты. Они все мучительно согласованы в Правительстве, одобрены вице-премьерами, но на всех них имеются отрицательные заключения ГПУ.

Мы продолжаем работать с Государственно-правовым управлением Администрации Президента, стараемся, но очень медленно движемся в силу разногласий, которые у нас возникли.

[…]

Картели. Самые картелизованные рынки – это стройка, фармакология прежде всего. Мы об этом много раз говорили.

И теперь о задачах и проблемах очень коротко.

Во-первых, надо просто национальный план и законы принять, о которых мы говорили, в том числе по тарифам. По картелизации экономики принят специальный план и поправки в закон.

[…]

Основная задача – исполнить указ Президента «О национальном плане» и акты Правительства и начинать подготовку… Уважаемый Дмитрий Анатольевич, я хотел бы, чтобы это тоже нашло отражение в решении: подготовить и принять новый национальный план по развитию конкуренции в России на 2021–2025 годы, который обеспечит развитие конкуренции в стране на федеральном, региональном и муниципальном уровнях, то есть по всем уровням власти.

[…]

В.Скворцова: Доклад, который представила Федеральная антимонопольная служба, был внимательно проанализирован Минздравом, и в мае мы представили замечания к проекту доклада в связи с тем, что доклад не учёл большое количество нормативных актов, выпущенных Минздравом, те позиции Минздрава, по которым выиграны суды (по некоторым позициям) с Федеральной антимонопольной службой. Ни одно замечание из этого свода не было учтено в докладе.

В июне, увидев, что замечания не были учтены, мы послали повторное письмо с просьбой провести согласительное совещание и при невозможности такого подхода – зафиксировать особое отношение, особую позицию Минздрава. Это касается развития фармацевтического рынка, первой в нашей стране электронной системы сопоставления цен, которая фактически отрабатывается на основе фармацевтики, и других позиций.

Я убедительно прошу, Дмитрий Анатольевич, дать поручение доработать вместе с ФАС доклад, учтя позиции Минздрава по сфере здравоохранения и фармацевтики, при необходимости провести согласительную рабочую встречу на площадке вице-премьера.

Д.Медведев: Игорь Юрьевич, с учётом позиции Минздрава я просил бы вас совместно поработать, потом мне доложить окончательные предложения или, если вы не сойдётесь в чём-то, тогда уже просто отдельно позиции по вашим подходам.

И.Артемьев: Сделаем это с удовольствием.

Д.Медведев: Давайте это отметим в протокольном решении, так же как и предложения, которые были высказаны руководителем антимонопольной службы, и тогда примем решение.

[…]

Брифинг руководителя Федеральной антимонопольной службы Игоря Артемьева по завершении заседания

Из стенограммы:

[…]

Целый ряд федеральных законов, которые мы разработали и которые согласованы в Правительстве, к сожалению, получили отрицательное заключение Государственно-правового управления Администрации Президента. Мы очень уважаем их мнение и будем работать над тем, чтобы в эту зимнюю сессию они были приняты. Что это такое? Это пятый цифровой антимонопольный пакет. Нельзя работать на основании законодательных норм, которые восходят по своему содержанию к 1960–1970-м годам прошлого века. Это невозможно, мир изменился, поэтому и законодательство должно быть другим.

Это закон об основах регулирования тарифов. Мы сейчас делаем грандиозную реформу тарифного регулирования. Сегодня мы говорили о том, что переходим на долгосрочные, десятилетние тарифы и даже в некоторых случаях можем думать о переходе на двадцатилетние тарифы. По принципу «инфляция минус». Это даёт стабильности компаниям, огромный инвестиционный и кредитный ресурс. Это изменяет всю ситуацию сразу, потому что даёт все необходимые элементы предсказуемости политики государства с точки зрения финансовых средств компаний. Под это можно брать кредиты, выпускать ценные бумаги. Совершенно другая история.

Это целый ряд вопросов, связанных с оборотом лекарств. Нам удалось под руководством Татьяны Алексеевны Голиковой вместе с Минздравом подготовить закон о взаимозаменяемости, по сути дела. Это означает, что будут конкурентные процедуры на торгах. И главное, у потребителя в аптеке будет выбор. Сегодня люди часто не понимают, не знают (и юридически это никак не оформлено), что если одна и та же органическая молекула с одним способом введения – это одно и то же лекарство. А разница в ценах достигает сотен раз! За счёт рекламы люди иногда вынуждены отказываться от лечения, не понимая, что рядом лежит российский препарат, который стоит 17 рублей. Такие вещи не решены сегодня, мы добиваемся решения этих вопросов. Сегодня надеемся получить ещё раз принципиальную поддержку Правительства в отношении того, что эти законы должны быть приняты в эту зимнюю сессию. Они являются составной частью национального плана по развитию конкуренции.

[…]

Конечно, большой бедой является картелизация экономики. Сегодня картели в дорожном строительстве, в фармакологии – они везде. Это сговор на торгах. Это означает, что цена для государства самая высокая. Платятся из бюджета огромные деньги. Но в чём беда? Когда мы заставляем компании на торгах вступать в конкурентные отношения, цена падает на 50, 60, 70%. А что говорит закон о госзакупках? Если вы сэкономили за счёт падения цены на торгах, вы можете по сложившейся цене за единицу купить больше на все оставшиеся средства. То есть вы можете пролечить не 100 тысяч больных, а 200 тысяч больных, если цена упала на 50%. А что это значит, если это онкология детская или неизлечимая другая болезнь? Это значит спасти 100 тысяч жизней.

У меня часто спрашивают, как конкуренция связана с жизнью. Вот вам пример из жизни. Одни торги могут спасти 100 тысяч человеческих жизней. А мы не можем сегодня добиться во многих случаях этой конкуренции на торгах. По многим причинам, которые лежат в законодательной области. Просто надо принять эти законы, надо выполнить указ Президента. Поэтому выполнение меньше чем на 50% «дорожных карт» ‒ это, конечно, большой ущерб. Сейчас, правда, год ещё не закончился, но всё равно надо двигаться.

Низкие темпы приватизации, огосударствление экономики, мы всегда об этом говорим, массовые нарушения на торгах, в том числе по нацпроектам. Поэтому нужно интегрировать нацпроекты в национальные планы. Премьер и Президент дали такие поручения, мы этим занимаемся.

[…]

Медленное развёртывание электронной системы сопоставления цен. Сейчас  компьютер, если вы правильно сформулировали программу и юридически всё правильно оформили, может вам за секунду дать систему сопоставления цен по какому-либо лекарству по всей стране. И вы знаете, какие разницы? 10, 50, 70 раз в пересчёте на одну таблетку. Значит, если у нас такая система сопоставления будет публична и развёрнута, мы можем моментально отправить кого надо на скамью подсудимых. И тогда таких желающих будет мало. Сейчас же мы добились всеобщей электронизации торгов. Теперь у нас всё идёт через электронные площадки – конкурсы, аукционы. Всё это теперь заведено в систему и независимого регистратора, и в единую систему сопоставления цен. Мы никак не можем её достроить, но достроим. Мы станем первым государством в мире, тем более, таким огромным, которое на всю свою территорию создаст единое электронное пространство госзакупок. И тогда эти цены дадут нам понятные индикаторы, сложившиеся в этот день, в этот час, в этот месяц. Злоупотреблений, и коррупционных в том числе, станет меньше.

[…]

И коротко о законе о комплаенсе. Спасибо Правительству, что оно поддержало сегодня. В чём здесь смысл? Во многих странах и теперь в нашей стране есть законодательные новеллы, которые говорят о чём? Что если сама компания ‒ хозяйствующий субъект (частная, государственная, какая угодно) устанавливает, как правило, довольно стандартный набор мер предупреждения нарушений антимонопольного законодательства, обучает своих сотрудников под подписку, говорит вот это делать нельзя, нельзя вступать в картельные сговоры с конкурентом по фиксации цен на продукцию, нельзя делить рынок, и компания наказывает своих сотрудников сама, без всякого нашего вмешательства, либо судов, либо прокуратуры, за то, что они что-то из этого нарушают… Вот они делают сейчас это, очень многие компании, такие как «Сибур», пивоваренная компания «Балтика», МТС сделали уже с нашей помощью эти комплаенсы. А Ассоциация антимонопольных экспертов сделала шаблон-протокол, какой должен быть комплаенс ‒ принимайте и работайте. Так вот я сегодня достаточно подробно объяснял, почему бизнесу это выгодно? Казалось бы, это затраты на обучение и всё остальное. Во-первых, ты не попадёшь под оборотный штраф, потому что ты предупредишь нарушение, а второе – есть проблема квалификаций. Ведь часто мы приходим и снимаем информацию с компьютеров во время проверки в компании и видим, что начальник одного сбыта,  заместитель генерального директора, по электронной переписке сговаривается о ценах с заместителем генерального директора другого сбыта в конкурирующей компании. Это картель. Сейчас мы что сделаем? Мы компанию ‒ на оборотный штраф, и, соответственно, она будет платить, её ещё и не допустят потом к госзаказу, то есть будет много проблем как уголовного характера, так и административного. Что произойдёт в случае, если мы видим, что это сотрудник в рамках принятого комплаенса расписался, что он знает, что так делать нельзя? Он проходил обучение, сдал соответствующие зачёты и экзамены, проходил переквалификацию – компания сделала всё, чтобы он так не делал. Мы, скорее всего, на компанию не будем накладывать штраф. Мы этого человека сдадим правоохранительным органам как мошенника, пусть его судят и отправят на скамью подсудимых, а компанию оставим в покое. Вот зачем бизнесу нужно принятие такого закона. Тут совпали интересы государства и бизнеса. Такой закон будет принят в ближайшее время.

[…]

Вопрос: Игорь Юрьевич, Вы сегодня сказали, что уже пора принимать новый национальный план. Можете назвать самые амбициозные задачи на будущее?

И.Артемьев: Знаете, один будет вытекать из другого. И мы, конечно, должны включить обратную связь. Мы вначале посмотрим, чего достигли не на бумаге, не в отчётах, а в реальности российские регионы и мы все здесь, на федеральном уровне. Но общие тенденции остаются: ликвидация государственной экономики, массовая приватизация, решительная поддержка малого и среднего бизнеса во всём, изменение соответствующих экономических режимов для инвесторов – инвестиции дают конкуренцию. Это меры, как ни странно, защиты труда, повышения производительности труда, безусловно. Это автоматизация, которая даёт гораздо более высокий прогресс инноваций и развивает конкуренцию. Это защита прав интеллектуальной собственности и многие другие вопросы.

Но вначале мы сделаем небольшую остановку. Мы проанализируем: мы всё это придумали, а мы реализовали на бумаге или в реальности? Мы проедем все российские регионы, посмотрим на все сделанные объекты, на все принятые нормативные акты, чтобы убедиться, что мы не впустую работали.

И тогда мы предложим Президенту план. Безусловно, мы думаем заложить в национальный план несколько новых стратегических идей. Одну из них могу назвать: надо уничтожить российские госкорпорации, перевести их в другие организационные формы, в акционерные общества. И поскольку госкорпорации сегодня утверждаются официально федеральным законом, пусть они сейчас уже меня услышат, ещё за несколько лет: они должны стать простыми акционерными обществами без привилегий. Тогда будет конкуренция.

[…]

Правительство РФ / ФАС России

Следующая запись
Департамент оборонной промышленности Правительства РФ подготовил законопроекты о новых протекционистских мерах для промышленности
Предыдущая запись
Минпромторг предложил установить квоту на госзаказ российских товаров в 50%

Также рекомендуем к прочтению

Меню