Новости

Коллегия Счетной палаты утвердила оперативный доклад об исполнении бюджета за I полугодие 2019 года

Коллегия Счетной палаты утвердила оперативный доклад о ходе исполнения федерального бюджета за январь-июнь 2019 года. В документе отмечается, что в первом полугодии 2019 г. цена на нефть марки «Юралс» сохранялась на относительно высоком уровне – 65,78 доллара США за баррель, курс рубля преимущественно укреплялся.

Инфляция после мартовского пика в 5,3% в июне замедлилась до 4,7%. Реальные располагаемые денежные доходы населения снизились на 1,3%, несмотря на рост размера начисленной заработной платы (на 1,8%) и назначенных пенсий (на 0,8%).

Федеральный бюджет в первом полугодии исполнен с профицитом в сумме 1,6 трлн руб. (1,5% утвержденного ВВП). Доходы поступили в сумме 9,5 трлн руб. Это 47,8% прогнозируемого общего объема доходов. По сравнению с аналогичным периодом 2018 г. доходы выросли на 920,8 млрд руб. или на 10,7%. Наибольшее превышение сложилось по НДС, НДПИ, налогу на прибыль организаций и утилизационному сбору.

Расходы исполнены на достаточно низком уровне – 42,5%. Как и в первом полугодии 2018 г., наиболее низкое исполнение сложилось по разделам «Средства массовой информации», «Национальная безопасность и правоохранительная деятельность», «Общегосударственные вопросы», «Национальная экономика», «Культура, кинематография», «Физическая культура и спорт».

Низкое исполнение расходов – менее 25% – отмечено у 9 главных распорядителей бюджетных средств. Это Минкомсвязь, Ростуризм, ФАДН, Росмолодежь, Минпросвещения, Росморречфлот, ФГБКУ «Государственный Эрмитаж», Росавиация и Росавтодор.

На уровне менее 25% и ниже уровня за аналогичный период 2018 г. исполнены расходы (открытая часть) по 5 госпрограммам: электронная промышленность, Крым, ОПК, Северный Кавказ, «Фарма-2020».

По состоянию на 1 июля 2019 года расходы на реализацию национальных проектов (программ) и Комплексного плана исполнены в сумме 558 771,9 млн рублей, или 32,4 % показателя сводной росписи с изменениями (расчетно), что на 10,1 процентного пункта ниже среднего уровня исполнения расходов федерального бюджета (42,5 %). Ниже указанного уровня исполнены расходы по 10 национальным проектам (программам) и Комплексному плану, выше – расходы по национальным проектам «Наука» (44,3 %) и «Здравоохранение» (54,5 %).

При этом расходы по федеральному проекту “Развитие системы оказания первичной медико-санитарной помощи” исполнены на 18,1%, “Борьба с сердечно-сосудистыми заболеваниями” – на 5,4%, “Борьба с онкологическими заболеваниями” – на 72,9%, “Развитие сети национальных медицинских исследовательских центров и внедрение инновационных медицинских технологий” – на 66,4%, “Создание единого цифрового контура в здравоохранении на основе единой государственной информационной системы здравоохранения (ЕГИСЗ)” – на 12,9%.

Согласно информации, представленной ФФОМС, за январь – июнь 2019 года объем финансового обеспечения оказанной субъектами Российской Федерации медицинской помощи пациентам с онкологическими заболеваниями составил 76 354,4 млн рублей, из них:

в амбулаторных условиях – 6 374,3 млн рублей (6 629 539 случаев медицинской помощи);

в условиях дневного стационара – 22 997,3 млн рублей (413 102 случая лечения);

в стационарных условиях – 46 982,8 млн рублей (615 712 госпитализаций).

Стоит отметить тот факт, что плановые объемы оказания медицинской помощи пациентам с онкологическими заболеваниями ФОМС субъектам Российской Федерации на 2019 год не доводились.

Полный текст доклада и приложения к нему

Счетная палата

Подробный анализ Счетной палаты (СП) итогов работы бюджетной системы в первом полугодии 2019 года неожиданно показал, что принципиального отклонения финансирования госинвестиций, кроме дорожного строительства и, возможно, закрытой части расходов на оборону, в этот период не было. Большая часть заблокированных федеральных расходов не имела отношения к нацпроектам. Исходя из этого, снижение темпов роста ВВП и инвестиций должно относиться к состоянию формально негосударственного сектора экономики — госсектор, исходя из данных СП, находился в почти хорошем состоянии, которое, впрочем, не в состоянии обеспечить уверенный рост.

В распоряжении “Ъ” оказались материалы первого в новом формате мониторинга СП по исполнению бюджета и расходам всей бюджетной системы в первом полугодии 2019 года. Материалы готовились в первую очередь для правительства, СП анализировала ситуацию с исполнением расходов всей бюджетной системой, включая социальные фонды, в том числе в разрезах нацпроектов. Напомним, именно в течение первого полугодия низкий уровень госрасходов считался фактором, обеспечивающим снижение темпов роста инвестиций, промпроизводства и динамики ВВП в первом-втором кварталах — это было бы рациональным объяснением, если бы эти расходы (предположительно, заблокированные в долго обсуждаемых Белым домом нацпроектах, технически являющихся такими же расходами преимущественно федерального бюджета, как и все прочие) приходились в большей части на капитальные инвестиции. Впрочем, «ВТБ Капитал» отмечает, что в июле 2019 года некоторое отставание федеральных расходов было преодолено, а лимиты годовых федеральных расходов даже немного увеличены (с 18 трлн до 18,3 трлн руб.)

Как показывают документы СП, как минимум федеральный вклад в снижение темпов инвестиций не может быть слишком значительным и вряд ли оказывал сильное влияние на ВВП и инвестиции вообще.

Нерадикальные (на уровне 2–3%) отклонения от графика исполнения расходов наблюдались лишь во втором квартале. В первом полугодии наблюдался некоторый рост заблокированных лимитов бюджетных обязательств: с около 700 млрд руб. на 1 июля 2018 года до 912,9 млрд руб. на 1 июля 2019 года. Впрочем, средств нацпроектов (НП) в них почти нет: в них из-за невыполнения условий предоставления средств заблокировано лишь 73,1 млрд руб., более половины из них (40 млрд руб.) — средства НП «Цифровая экономика» (37% его расходов на весь 2019 год), 12 млрд и 11 млрд руб. заблокированы в НАП «Экология» и «Поддержка экспорта», 10 млрд руб.— во всех остальных НП, причем сумма средств, которые там пока невозможно тратить, составляет всего 0,7% от их общих расходов.

Как следует из приложений к отчету СП, фактическое отставание кассовых расходов на капвложения от прогнозов составляло за полугодие 24,1%, по госзакупкам — 5,1%, однако в реальности суммы невелики: около 35 млрд руб. по капвложениям и 16 млрд руб. по госзакупкам. В открытой части бюджета проблемы наблюдаются в финансировании госпрограмм по Крыму, по развитию электронной промышленности, развитию Северного Кавказа и оборонным программам. Отметим, сильнейшая нестабильность финансирования ОПК в открытой части бюджета наблюдалась в марте—мае 2019 года, нельзя исключать того, что какие-то проблемы с финансированием госинвестиций были в засекреченной части (что, впрочем, противоречит консолидированным данным, хотя отчасти может подтверждаться относительно низким уровнем исполнения «открытых» расходов на оборону). Некоторый уровень инвестспада мог наблюдаться в региональных госинвестициях — тем не менее данные СП показывают, что большинство (59) регионов РФ имели в первом полугодии сильный профицит (вместе — 731 млрд руб., в 26 регионах имелся слабый дефицит — 35,3 млрд руб.). Наконец, проблем в бюджетах соцфондов также не было.

Среди нацпроектов за первое полугодие, кроме НП «Цифровая экономика», есть два внесших вклад в спад инвестиций.

Вопреки ожиданиям, это не НП «Жилье», а автодорожный и экологический НП. Проблемы с финансами в дорожной сфере наблюдались не только с финансами на федеральную инфраструктуру, но и с «дорожными» составляющими других НП, например аграрного. Судя по всему, более важным предметом торга по НП между федеральным центром и регионами за их софинансирование в апреле—мае 2019 года были именно дорожные расходы. По факту среди НП за первое полугодие регионы получили относительно мало трансфертов на НП «Жилье» и нацпроект по экологии, исполняющийся особенно проблемно,— там в первом полугодии половина составляющих НП федеральных проектов вообще не потратила ни копейки бюджетных средств, т. е. не работала.

В целом «административный характер наблюдаемых проблем в основном виден именно в не финансируемых полностью в первом полугодии программах. Так, практически не тратила бюджетная система на многие проекты в СКФО, не наблюдалось никаких расходов Минэнерго по ФЦП «Крым», в госпрограмме научно-технологического развития субсидии бюджетным, автономным и некоммерческим структурам не выделялись, а 32 региона РФ не использовали субсидии на закупку техники по охране лесов. Но все эти отклонения от планов трат Белого дома и региональных бюджетов не могли сильно влиять на макропоказатели.

Таким образом, если не предполагать главной причиной замедления госинвестиций вложения в закрытой части бюджета, то не остается ничего, кроме объяснения наблюдаемому торможению ВВП и инвестиций во втором и начале третьего квартала в виде отложенного эффекта от стагнации госрасходов на дороги и жилье и снижения частных вложений, последние должны показывать сильно негативную динамику. С точки зрения доходов и большей части расходов государство в первом полугодии работало беспроблемно. Отметим, впрочем, что относить проблему к «частному капиталу» тоже невозможно: при высокой степени огосударствления экономики и учета инвестиций государственных АО и госкорпораций в частных инвестициях снижение вложений, оказывающее воздействие на экономику в целом, имеет смысл в первую очередь в государственной части сектора обработки. При этом, впрочем, чисто частные инвестиции в экономике РФ уже вряд ли способны обеспечить (в силу конкуренции с государственными за все виды ресурсов) полноценное ускорение ВВП — а развитие бюджетного сектора и смежных с ним секторов по крайней мере в первом полугодии само по себе сильную экономическую динамику обеспечить было не в состоянии. Кроме того, учитывая зафиксированное СП отсутствие радикального снижения госинвестрасходов в первом полугодии, преувеличивать потенциальный разгон экономического роста во втором полугодии также нет оснований — тогда как причины, обеспечивающие депрессию в частных инвестициях, предположительно, никуда не исчезли.

«Коммерсантъ»

Следующая запись
Минздрав РФ начал общественное обсуждение Порядка определения взаимозаменяемости ЛП
Предыдущая запись
Советник президента России Сергей Глазьев станет министром по интеграции и макроэкономике Евразийского союза

Также рекомендуем к прочтению

Меню